whatsapp viber +7 9147910313
Защита Ваших интересов


 

Общие правила составления процессуальных документов

10.04.2019

Отсутствие или неправильное указание в документе норм права

       Томский   областной   суд,   признав   Сатышева   виновным   в   изнасиловании  малолетней,  ни  в описательной,  ни в резолютивной   частях приговора не указал,  по какому пункту ч.  3 ст.  131 УК РФ   подсудимый признан виновным.
       Пермский областной суд, признав Катаева виновным в мужеложстве   и умышленном убийстве Кашапова с целью скрыть другое преступление,   т.е.  по п.  "в" ч.  2 ст.  132 УК РФ, п.  "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ,   назначил ему наказание по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ.
 
Обзор  кассационной  практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за 1998 год. БЮЛЛЕТЕНЬ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ N 11, 1999 г.
 
Расширение понятий права
       Свердловский  областной  суд  в приговоре  по делу Желомского,   осужденного за совершение преступления,  предусмотренного ст.  102   УК   РСФСР,   вопреки   требованиям   закона   (ст.   63   УК  РФ)   обстоятельством,   отягчающим  наказание,   назвал  "криминогенную   обстановку  в стране,  где  жизнь  человека ценится ниже стоимости   похищенного имущества".
       Из приговора Мурманского областного суда в отношении Горицкого   и Есипова, осужденных за разбойное нападение и убийство, исключено   (как обстоятельство,  отягчающее наказание) указание на то,  что в   результате  содеянного  семья  Никифоровых  понесла  невосполнимую   утрату, потеряв одного из двух детей.
 
 
Обзор  кассационной  практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за 1998 год.
БЮЛЛЕТЕНЬ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ N 11, 1999 г.
 
Дата составления документа
В   соответствии  с  требованиями  ст.  141  УПК  РСФСР  в   протоколе о производстве следственного действия должна указываться   дата его проведения.
       Протоколы конкретных  следственных  действий  составляются   с   учетом  общих  правил,  установленных  законом.  В   частности,  в   ст. ст. 144, 148  УПК  РСФСР  содержится  требование о том,  что в   постановлении о  привлечении  в  качестве  обвиняемого должно быть   указано время его составления.
       В соответствии  со  ст.  203  УПК РСФСР следователь составляет   протокол  о  предъявлении   обвиняемому   и   его   защитнику  для   ознакомления всех материалов дела, в котором отмечается, в течение   какого времени происходило ознакомление  с  материалами  дела.  По   данному делу эти требования выполнены не были.
       Следователь датировал  постановление  о   привлечении   П.   в   качестве обвиняемого  8  января 1997 г.,  но,  поскольку адвокат в   этот день не явился, обвинение П. не предъявлялось и он в качестве   обвиняемого в этот день не допрашивался. Эти следственные действия   были проведены лишь 13 января 1997 г.  Требования ст.  ст. 201-203   УПК РСФСР  были  выполнены  также  13  января  1997  г.,  однако в   протоколах следователь указал,  что обвиняемый и  его  защитник  с   материалами дела знакомились несколько дней. Протоколы  объявления   об окончании предварительного следствия и ознакомления обвиняемого   с материалами  дела,  о  заявлении ходатайства о рассмотрении дела   судом присяжных были датированы 9-20 января 1997 г.
       Судья обоснованно  признал  все  эти нарушения существенными и   направил дело на дополнительное расследование.  Протест  прокурора   об отмене определения суда оставлен без удовлетворения.
 
Определение No. 6-кп097-8сп по делу Полякова
БЮЛЛЕТЕНЬ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ N 12, 1997 г.
ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ВЕРХОВНОГО СУДА  РОССИЙСКОЙ  ФЕДЕРАЦИИ  ЗА   ВТОРОЙ КВАРТАЛ 1997 ГОДА
 
Подписание документа
При объявлении  постановления  о  привлечении  в  качестве   обвиняемого следователь  в нарушение требований ст.  148 УПК РСФСР   не удостоверил  предъявленное  обвинение   своей   подписью.   Это   обстоятельство   является   существенным   нарушением   уголовно -   процессуального закона.   Кассационная   инстанция   оставила  без   изменения  определение  о  направлении  дела   на   дополнительное   расследование.   
 
Определение No. 46-096-75 по делу Шляхтенкова
ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ВЕРХОВНОГО СУДА  РОССИЙСКОЙ  ФЕДЕРАЦИИ  ЗА   ЗА ТРЕТИЙ И ЧЕТВЕРТЫЙ КВАРТАЛЫ 1996 ГОДА
   БЮЛЛЕТЕНЬ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ N 4, 1997 г.
 
Допустимость доказательств
Обратить   внимание   судов  на  необходимость  выполнения   конституционного положения о том, что при осуществлении правосудия   не   допускается   использование   доказательств,   полученных   с   нарушением федерального закона (ч. 2 ст. 50 Конституции Российской   Федерации), а также выполнения требований ч. 3 ст. 69 УПК РСФСР, в   силу которой доказательства,  полученные с нарушением  закона,  не   могут быть положены в основу обвинения.
       Разъяснить, что доказательства должны признаваться полученными   с нарушением  закона,  если  при  их  собирании и закреплении были   нарушены гарантированные Конституцией Российской  Федерации  права   человека и  гражданина  или  установленный уголовно-процессуальным   законодательством порядок их собирания и закрепления, а также если   собирание и  закрепление  доказательств  осуществлено ненадлежащим   лицом или органом либо в результате действий,  не  предусмотренных   процессуальными нормами.
 
БЮЛЛЕТЕНЬ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ N 1, 1996 г.
ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РФ No. 8 от 31.10.1995 О некоторых  вопросах  применения  судами  Конституции  Российской  Федерации при осуществлении правосудия.
 
Надлежещее оформление документов
Основанием   для   возвращения   дела   на  дополнительное   расследование со стадии назначения судебного  заседания  послужило   существенное нарушение   норм   уголовно-процессуального   закона,   выразившееся в  предъявлении  обвинения  несовершеннолетнему   без   участия защитника.
       Протест прокурора об отмене определения по тому основанию, что   обвинение было   предъявлено   с  участием  адвоката,  который  по   забывчивости не   расписался   в   постановлении   о   привлечении   несовершеннолетнего в    качестве    обвиняемого,   оставлен   без   удовлетворения, поскольку  согласно  ст.  49  УПК  РСФСР   участие   защитника при  производстве  предварительного  следствия  по делам   несовершеннолетних является обязательным.  Отсутствие  же  подписи   адвоката в   постановлении   дает   основание  полагать,  что  при   предъявлении обвинения он не присутствовал.
       Ссылка в   протесте   на  то,  что  при  рассмотрении  дела  в   кассационной инстанции адвокат подтвердил свое участие в указанном   процессуальном действии,  не  может  служить гарантией обеспечения   права обвиняемого  на  защиту.  В  определении  Судебной  коллегии   указано, что   адвокат  в  выступлении  высказывал  возражения  на   частный протест прокурора.
   
Определение No. 30-Д97-11 по делу Гурина
 
 
БЮЛЛЕТЕНЬ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ N 9, 1998 г.
ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ЗА   ПЕРВЫЙ КВАРТАЛ 1998 ГОДА
 
Стандарты в документах
Возвращая   дело  о   контрабанде  цветных   металлов  на   дополнительное расследование,  суд предложил  устранить недостатки  следствия, в частности  определить стоимость перемещенных  товаров   не в долларах США и не  в мировых ценах, как это сделано  органами   следствия, а в рублях, исходя из стоимости металла,  установленной   заводом-изготовителем  или  иным  предприятием, осуществляющим его   продажу.
   
Определение  No.   77-096-19 по делу Мхитаряна, Саюрова и др.
 
БЮЛЛЕТЕНЬ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ N 8, 1997 г.
ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ВЕРХОВНОГО СУДА  РОССИЙСКОЙ  ФЕДЕРАЦИИ  ЗА   ПЕРВЫЙ КВАРТАЛ 1997 ГОДА
 
Полномочия по составлению документов
В соответствии со ст.  210 УПК  помощник  прокурора  вправе  своим   постановлением при наличии к тому оснований отменить постановление   следователя о   прекращении   уголовного   дела   и    возобновить   производство по делу.
 
Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда
   РФ от 7 апреля 1993 г.
 
       Народным судьей   Петрозаводского  городского  народного  суда   Республики Карелия 18 июня 1992 г.  возбуждено  уголовное  дело  в   отношении Успенского   по   признакам   наличия  в  его  действиях   преступления, предусмотренного ст.  122 УК (злостное уклонение  от   уплаты алиментов),  а  18  сентября 1992 г.  оно органами дознания   было прекращено по основаниям,  содержащимся в п.  2 ст. 5 УПК (за   отсутствием состава преступления).
       Это постановление   о   прекращении   уголовного   дела    как   необоснованное было  отменено  постановлением  старшего  помощника   прокурора г. Петрозаводска.
       Поступившее в  суд  расследованное дело в отношении Успенского   по ст.  122 УК 2 декабря 1992 г. было возвращено на дополнительное   расследование по   мотивам,   что   постановление   о  прекращении   уголовного дела было отменено некомпетентным прокурором. По мнению   судьи, его мог отменить только прокурор г. Петрозаводска, а не его   старший помощник.
       Заместитель Генерального   прокурора  Российской  Федерации  в   частном протесте   поставил   вопрос    об    отмене    указанного   постановления судьи.
       Судебная коллегия по уголовным  делам  Верховного  Суда  РФ  7   апреля 1993 г. протест удовлетворила по следующим основаниям.
       Вывод судьи о том,  что постановление о прекращении уголовного   дела в   отношении   Успенского  мог  отменить  лишь  прокурор  г.   Петрозаводска, ошибочен и не основан на законе.  В соответствии  с   п. 6   ст.   34  УПК  под  содержащимся  в  кодексе  наименованием   "прокурор", если нет особых указаний,  следует  понимать  то,  что   непосредственно указано в данном пункте статьи,  т.е. лиц, начиная   от Генерального прокурора  до  районных  и  городских  прокуроров,   включая заместителей   и   помощников  прокуроров,  действующих  в   пределах своей компетенции.
       В данном  случае старший помощник прокурора г.  Петрозаводска,   осуществляя возложенный на него прокурорский надзор за исполнением   законов органами   дознания   (осуществляя   функции  прокурора  в   пределах своей компетенции), был правомочен отменить постановление   о прекращении  уголовного дела с возобновлением по нему следствия.
   Принятое им       постановление        соответствует        нормам   уголовно-процессуального законодательства,    в    том   числе   и   требованиям ст. 210 УПК, не содержащей никаких особых указаний.
БЮЛЛЕТЕНЬ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ N 11, 1993 г.
 
Исправления документов
В протоколе  судебного  заседания  должны  быть  полно и правильно   изложены действия и решения  суда,  а  равно  действия  участников   процесса, имевшие место в ходе заседания.
 
Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда   РФ от 9 июня 1993 г.
   
       Заводским районным  народным судом г.  Орла Голубев осужден по   ч. 2 ст. 206 и ч. 1 ст. 108 УК.
       Он признан  виновным  в  совершении преступления при следующих   обстоятельствах.
       6 октября 1988 г.  около 17 час.  40 мин.  на улице в г.  Орле   Голубев в нетрезвом состоянии грубо нарушил общественный  порядок,   выражая явное неуважение к обществу и проявляя особую дерзость.  А   именно: на улице он ударил Батырева бутылкой с  вином  по  голове,   причинив ему   легкие   телесные   повреждения  с  кратковременным   расстройством здоровья,  а затем горлышком от бутылки  нанес  удар   Кладовщикову, причинив  ему  тяжкое  телесное  повреждение  в виде   колото-резаной раны левого плеча с повреждением плечевой артерии и   вены, а также срединного и плечевого нервов.
       Заместитель Председателя  Верховного  Суда   РФ   в   протесте   поставил вопрос  об  отмене судебных решений и направлении дела на   новое судебное рассмотрение в  связи  с  нарушением  судом  первой   инстанции требований ст. ст. 264 и 244 УПК.
       Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 9 июня   1993 г. протест удовлетворила, указав следующее.
       В соответствии с требованиями ст.  ст.  264 и 244 УПК протокол   судебного заседания  должен  полно  и  правильно отражать действия   суда по    исследованию    представленных    органами    следствия   доказательств, а  также  сведения об иных процессуальных действиях   суда, направленных   на   собирание,   проверку   и   исследование   дополнительных доказательств,    а   также   содержать   подробное   изложение показаний допрошенных судом лиц.  Протокол  должен  быть   составлен в понятных выражениях и без исправлений.
       По данному  делу   это   требование   закона   нарушено.   При   изготовлении протокола  судебного  заседания  секретарем судебного   заседания и  председательствовавшим  по   делу   народным   судьей   допущена небрежность,  в протоколе имеются исправления и подчистки   на 10  из  32  страниц  рукописного  текста,  показания  свидетеля   Илюхина, имеющие существенное значение для оценки доказательств по   делу, зачеркнуты.
       Учитывая, что  протокол  судебного  заседания  -  единственный   процессуальный документ, позволяющий суду кассационной и надзорной   инстанций   проверить   законность   и  обоснованность  приговора,   нарушения требований закона, допущенные при изготовлении протокола   судебного  заседания,  следует  признать существенными,  лишающими   возможность проверить законность приговора в кассационном  порядке   и  в  порядке  судебного  надзора  и  принять  по  делу правильное   решение.
       На эти   нарушения   закона   обращено   внимание   в  частном   определении судебной  коллегии  по  уголовным   делам   Орловского   областного суда,  рассматривавшей  дело  в  кассационном  порядке,   однако надлежащей оценки при принятии решения по делу ею не дано и   приговор оставлен без изменения.
       Более того,  рассматривая дело, судебная коллегия по уголовным   делам областного суда, в подтверждение правильности выводов суда о   виновности Голубева  в  нарушение  закона  сослалась  на показания   свидетеля Илюхина,  которые в протоколе судебного заседания  почти   полностью зачеркнуты.
       При таком  положении  законность  приговора  и   кассационного   определения в  отношении  Голубева  по имеющемуся в деле протоколу   судебного заседания,   изготовленному    с    грубым    нарушением   уголовно-процессуального закона    проверить   не   представляется   возможным, он  подлежит  отмене  с  направлением  дела  на   новое   судебное рассмотрение.
       При новом  рассмотрении  дела  суду  следует  в соответствии с   требованиями ст.  20 УПК  о  полном,  всестороннем  и  объективном   исследовании обстоятельства      дела      тщательно     проверить   представленные органами следствия доказательства и принять по делу   решение.
 
   БЮЛЛЕТЕНЬ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ N 11, 1993 г.
 
Неразборчивый почерк
11. Суд возвратил дело на дополнительное расследование, признав существенным нарушением уголовно - процессуального закона то обстоятельство, что большинство следственных документов изготовлены почерком, не поддающимся прочтению.
При подготовке дела к назначению судебного заседания судья пришел к выводу о невозможности проверки материалов дела в судебном заседании с точки зрения достаточности доказательств, поскольку протоколы основных следственных действий следователь написал таким почерком, который фактически невозможно прочесть ввиду его своеобразия и значительного отступления от правил каллиграфии, что является существенным нарушением уголовно - процессуального закона, препятствующим проведению судебного заседания и не позволяющим принять решение согласно ст. 221 УПК РСФСР.
Доводы протеста о том, что данное обстоятельство не свидетельствует о существенном нарушении уголовно - процессуального закона, так как участники процесса не заявляли о несоблюдении их прав, признаны необоснованными.
Согласно ч. 1 ст. 345 УПК РСФСР существенными нарушениями уголовно - процессуального закона признаются не только те, которые лишили или стеснили права участников процесса, но и те, которые иным путем помешали суду всесторонне разобрать дело и могли повлиять на принятие законного и обоснованного приговора. К таким обстоятельствам судья обоснованно отнес невозможность прочтения следственных документов из-за неразборчивого почерка.
По делу допущены и другие существенные нарушения процессуального закона.
Вопреки требованиям ст. ст. 151, 160 УПК РСФСР следователь в протоколах допросов обвиняемых и свидетелей не указал, кем прочитаны эти протоколы.
При таких обстоятельствах дело обоснованно направлено для дополнительного расследования.
Протест заместителя Генерального прокурора РФ о направлении дела на новое судебное рассмотрение оставлен Президиумом Верховного Суда РФ без удовлетворения.
 
Определение No. 45-001-93;
Постановление No. 746п01пр
по делу Сваловой и Щукиной
 
 
   "Бюллетень Верховного Суда РФ"   N 12   2001
 
 
Постановлением судьи Свердловского областного суда дело по обвинению Сваловой и Щукиной по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 и п. "в" ч. 3 ст. 162, а Сваловой, помимо этого, и по ч. 4 ст. 150 УК РФ, направлено для производства дополнительного расследования. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ постановление оставила без изменения.
Свалова, согласно предъявленному органами следствия обвинению, вовлекла несовершеннолетнюю Щукину в совершение особо тяжкого преступления и совместно с ней совершила сопряженное с разбоем умышленное убийство Самочерновой.
Как видно из постановления судьи и определения кассационной инстанции, основанием для направления дела для дополнительного расследования послужило то обстоятельство, что большинство следственных документов следователь написал не поддающимся прочтению почерком. Кроме того, коллегия обратила внимание следственных органов на то, что адвокат Романов, с участием которого проводились следственные действия с несовершеннолетней обвиняемой Щукиной, в документах вместо подписи воспроизводил свою фамилию с помощью клише.
Судебные решения опротестованы заместителем Генерального прокурора РФ. В протесте указано, что выводы о существенном нарушении норм уголовно - процессуального закона ошибочны, поскольку написание протоколов от руки уголовно - процессуальным законом разрешено, а нормы, предусматривающей в качестве основания для возвращения дела для производства дополнительного расследования изготовление протоколов следственных действий неразборчивым почерком, УПК РСФСР не содержит. Что касается отсутствия подписи адвоката Романова в протоколах следственных действий, то это обстоятельство не может расцениваться как существенное нарушение уголовно - процессуального закона, так как данных о том, что адвокат при производстве следственных действий не присутствовал, в деле нет и его участие в деле судом под сомнение не ставится.
Президиум Верховного Суда РФ с доводами протеста не согласился. По мнению Президиума, из-за нечитаемого почерка судья был лишен возможности изучить дело и решить вопрос о характере и достаточности доказательств для назначения дела к слушанию в судебном заседании.
Существенными нарушениями уголовно - процессуального закона, согласно ч. 1 ст. 345 УПК РСФСР, признаются не только те, которые лишили или стеснили права участников процесса, но и такие, которые иным путем помешали суду всесторонне разобрать дело и могли повлиять на принятие законного и обоснованного решения. Невозможность прочтения следственных документов судья обоснованно отнес к таким обстоятельствам.
Президиум также отметил, что согласно ст. 102 УПК РСФСР протоколы следственных действий подписываются лицами, в них участвующими. По данному делу в постановлении о привлечении несовершеннолетней Щукиной в качестве обвиняемой и в протоколах ее допроса вместо подписи поставлено клише с фамилией адвоката. Следственным органам надлежит указать на это.
В связи с изложенным протест заместителя Генерального прокурора РФ оставлен без удовлетворения.
 
 
   "Законность"
   N 3
   2002
 
Русский стиль деловой переписки
Юлия А. Васильева
 
В молодости Нина Ермилова писала по заказу подруг любовные письма. Успех, при том что адресатов она не знала, был абсолютный. В более зрелом возрасте Нина Григорьевна решила использовать свое мастерство в другой сфере и повесила в Интернете объявление: “Пишу деловые письма”. В этот раз взаимности не получилось — за год на предложение никто не отреагировал. Россияне свято верят, что умеют писать деловые письма. Лингвисты же считают, что с деловым письменным общением в стране сложилась очень печальная ситуация.
 
 
В том, что в России не умеют писать деловые письма — начиная от служебной записки и заканчивая сопроводительным письмом к резюме, — согласны и лингвисты, и люди, работа которых непосредственно связана с деловой перепиской. Вице-президент управляющей компании “Ренессанс Капитал” Вячеслав Давиденко согласен с выводами специалистов на 110%. “Дело в том, что в нашем обществе вообще не принято пользоваться деловым письмом как инструментом”, — говорит он.
 
Однако, понимание того, как должна выглядеть деловая письменная речь, у лингвистов и бизнесменов совершенно разное. Языковеды, например, считают, что современный деловой русский язык теряет все свои лучшие свойства, подвергаясь агрессивному воздействию западного письма. Менеджеры, напротив, называют это естественным процессом по замене неудобного удобным.
 
Тлетворное влияние
 
Алексею Олиферу западная привычка стоила удачной вакансии. Привыкнув обращаться к своему американскому начальнику запросто — “Энтони”, в письме к потенциальному работодателю российского происхождения он обратился так же “фривольно”: “Уважаемый Николай!” “Какой же он вам Николай? — оскорбились в отделе по работе с персоналом. — Николай Георгиевич так не любит”. Дальнейших контактов не последовало, а менеджер долго думал, на кого обижаться.
 
Языковеды считают подражание западным стандартам в этикетных правилах и формулах деловых писем серьезной проблемой. Даже организуют кампании в защиту отчества. Проанализировав материалы сегодняшних газет, языковеды обнаружили, что на долю сочетания полного имени и фамилии сегодня приходится 72% употреблений, упоминание только одной фамилии составляет 22,2%, на долю имени-отчества остается 5,8%. “Официальное обращение по имени диктуют сегодня западные компании, которые приходят на российский рынок, — говорит кандидат психологических наук, эксперт по вопросам документалистики и бизнескоммуникаций Мария Колтунова. — Но этикетные знаки освящены традицией, которая не возникает на пустом месте”. Обращение по отчеству — это знак уважения и способ дополнительной дифференциации. Однако в деловом сообществе довольно быстро закрепляется западный стандарт. “Я сторонник американской манеры обращения, — говорит Давиденко. — Стараюсь обращаться на вы, но по имени: это демократичнее”.
 
Президент Magram Market Reserch Марина Малыхина считает, что западный стиль обращения приживается у нас не случайно. Российский бизнес очень молодой, и обращение по имени-отчеству иногда выглядит довольно смешно. Это не вопрос культуры, а вопрос возраста, считает она.
 
Заграница не поможет
 
У ученых на этот счет своя точка зрения. В России деловое письмо формировалось без малого тысячелетия, приводя языковые средства к единому стандарту и оттачивая деловые формулы. Естественно, арсенал таких средств у нас очень велик, говорит Колтунова: “Регламентация делового письма настолько вошла в нашу кровь, что нам трудно бывает порой оторваться от нее даже в рекламных текстах. Что говорить о деловой переписке, которая по определению стандартизирована и формализована. Мы ориентируемся на коллективное сознание, на стандарт”. В России письменное общение тяготеет к использованию клишированных фраз, их строгой закрепленностью в текстовой структуре документа. У американцев, напротив, деловое письмо продолжает традиции устной публичной речи. В их деловой переписке можно встретить цитаты из Библии или стихов, риторические вопросы и восклицания. У них составление делового письма — настоящее творчество, поэтому когда Рон Теппер, автор известной книги “Как овладеть искусством делового письма. 250 писем и записок в помощь менеджеру”, говорит, что хорошее деловое письмо — это произведение искусства, он не преувеличивает.
 
В деловой письменной речи отражается разница поведенческих национальных стереотипов. Например, оценка среднего американца несколько завышена, оценка среднего россиянина, напротив, занижена. Поэтому американец может в собственном резюме на пяти страницах писать себе лестные характеристики, что будет странно для нас. Эти отличия нужно иметь в виду, но не ориентироваться на них, считает Колтунова.
 
Учиться, учиться и учиться
 
По словам Вячеслава Давиденко, отсутствие четких стандартов и единообразия — это то, с чем он постоянно сталкивается в ежедневной переписке. Сегодня деловая переписка — явление достаточно пестрое с точки зрения речевой культуры.
 
Кстати, отсутствие общей формы составления деловых писем интересным способом отражается на письмах, отправленных по электронной почте. “У меня был опыт, когда серьезные деловые письма принимали за спам, — рассказывает Олифер. — Но как только такие письма приобрели строгую стандартную форму по примеру бумажных, проблемы закончились”.
 
Не только Нина Ермилова стала жертвой недальновидности соотечественников: консалтинговые компании, предлагающие услуги по обучению навыкам делового письма, жалуются на то, что такие тренинги совершенно не пользуются популярностью. Да и в российских вузах деловому письму отводят, по словам Колтуновой, не более 20 часов — больше не положено. “У нас почему-то считают, что умению деловой переписки не нужно учить так же, как, например, менеджменту, — говорит Колтунова. — И это при том, что любой менеджер — профессиональный коммуникатор. Владение устной и письменной деловой речью для него — профессиональное занятие, а не любительское”.
 
Правила составления деловых писем довольно просты, однако следуют им далеко не все.
 
Точность. Как ни странно, это одно из главных требований чаще всего не выполняется. Точности документа мешают и слэнгизмы, и профессионализмы, в большом количестве попадающие в язык коммерческой переписки. Такие слова, как “торговая накрутка” или “неучтенка”, не имеют юридически зафиксированного значения и могут создать проблему в конфликтной ситуации. Не так давно, составляя заключение по поводу нового закона о страховании автомобильных средств, Колтунова обнаружила, что в документе спутаны понятия “технические” и “эксплуатационные характеристики”. Отсюда ряд возможностей двойного и тройного толкования.
 
Лаконичность. “Многие излагают на трех страницах то, что можно было бы написать в трех предложениях, — считает адвокат Дмитрий Шустов. — Совершенно обычное явление”.
 
Деловые письма должны содержать ту информацию, которая интересна адресату. Ни одно письмо, даже самое короткое, не будет прочитано до конца, если первая же фраза не вызовет у читателя устойчивого интереса.
 
Убедительность. Это требование, по словам Колтуновой, достигается двумя качествами текста: аргументированностью и грамотностью. К числу самых сильных аргументов относятся факты: примеры, ссылки на документы, постановления, акты, образцы материалов, сертификаты.
 
Деловое письмо необходимо писать самому. Написание деловых писем не стоит передоверять секретарю, который не знает подробностей вашего общения с контрагентом. В исключительных случаях стоит написать письмо от руки — это подчеркивает значение адресата для автора письма.
 
Поставьте себя на место адресата. Письмо нужно писать с точки зрения интересов того человека, которому оно направлено. Даже в том случае, если это письмо, которое должно принудить человека выполнит некие обязательства.