whatsapp viber +7 9147910313
Защита Ваших интересов


 

САМАРСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 8 мая 2018 г. по делу N 33-5401/2018

15.04.2019

 

Судья: Витвицкая Е.В.

(номер дела суда первой инстанции 2-1/2018)

Судебная коллегия по гражданским делам Самарского областного суда в составе:

Председательствующего: Акининой О.А.

Судей: Черкуновой Л.В., Осиповой С.К.

При секретаре Л.

С участием прокурора Кушнирчук А.И.

Рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе Т.Т., Г. (Т.) на решение Кинельского районного суда Самарской области от 17 января 2018 года, которым постановлено:

В удовлетворении исковых требований Т.Т. и Г.Т. к ГБУЗ СО "Кинельская центральная больница города и района" Самарской области о компенсации морального вреда в связи с оказанием некачественных, ненадлежащих медицинских услуг отказать.

Взыскать с Т.Т. и Г.Т. в пользу ГБУЗ "Самарское областное бюро судебно-медицинской экспертизы" расходы на проведение экспертизы в размере 59491 руб. 96 коп.

Заслушав доклад по делу судьи Самарского областного суда Акининой О.А., выслушав объяснение Т.Т. и представителя Т.Т., Г. (Т.) - Р., поддержавших доводы жалобы, объяснение представителя ГБУЗ СО "Кинельская центральная больница города и района" Самарской области - У., возражавшей относительно доводов жалобы, выслушав заключение прокурора, полагавшего решение оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Т.Т. и Г.Т. обратились в суд с иском к ГБУЗ СО "Кинельская центральная больница города и района" Самарской области о компенсации морального вреда в связи с оказанием некачественных, ненадлежащих медицинских услуг, указав в заявлении, что 12 ноября 2013 года в приемном покое терапевтического отделения ГБУЗ "Кинельская ЦБГиР" умер Т. ДД.ММ.ГГГГ рождения, который являлся мужем и отцом.

По заключению акта судебно-медицинского исследования N 10-07 К 439 смерть последовала от <данные изъяты>, которая развилась на фоне и вследствие <данные изъяты>. Диагноз судебно - медицинской экспертизы: <данные изъяты>

11 ноября 2013 года Т.Т., вызывала участкового терапевта П. и фельдшера. Т. сделаны инъекции, и рекомендовано обратиться к фтизиатру, так как Т. был болен <данные изъяты>, выписано направление на рентген, и рекомендована госпитализация в <данные изъяты> больницу. В этот период врач фтизиатр ГБУЗ "Кинельская ЦБГиР" оказался в отпуске, а прием вел врач из г. Самара по вторникам.

В 14 часов 11 ноября 2013 года Т. в тяжелом состоянии с отдышкой не смог пройти рентген в ГБУЗ "Кинельская ЦБГиР", так как рентген делают до 14 часов. Он уехал домой. В Зубчаниновской <данные изъяты> больнице сообщили, что госпитализируют только первичных больных. В Отрадненской <данные изъяты> больнице мест не оказалось.

12 ноября 2013 года в 06 часов 08 минут к Т. была вызвана скорая медицинская помощь, в связи с тяжелым состоянием Т. Сотрудники скорой помощи сделали Т. инъекции, и не госпитализировали больного. Позже медсестра поликлиники также сделала инъекции Т.

В 10 часов 07 минут приехавшая на повторный вызов скорая помощь госпитализировала Т. в хирургическое отделение ГБУЗ "Кинельская ЦБГиР".

При госпитализации персонал больницы не осуществил необходимые действия для осмотра больного, не были предоставлены ни носилки, ни каталки для перемещения больного. В течение часа в приемном отделении не была оказана никакая помощь Т.

В 12 часов 15 минут ей сообщили, что муж умер.

Т.Т. считает, что ее мужу не были проведены надлежащим образом реанимационные мероприятия.

По факту смерти мужа Т.Т. обратилась в ЗАО "СК Астро - Волга-Мед" с заявлением о проведении независимой экспертизы по факту неоказания должной медицинской помощи, и установления допущенных нарушений в организации экстренной медицинской помощи.

В экспертном заключении (протокол оценки качества медицинской помощи) от 30.12.2013 г. указан лечащий врач Г.Н.; наименование медицинской организации ГБУЗ СО "Кинельская ЦБГиР"; длительность лечения с 12.11.2013 по 12.11.2013; исход случая: смерть; - диагноз патологический: основной <данные изъяты>. 11.11.2013 года документально не оформлен отказ от госпитализации. 12.11.2013 года в приемном покое терапевтического отделения нарушена транспортировка тяжелого больного. В журнале регистрации вновь поступивших больных отсутствует время поступления и смерти больного

В протоколе указаны выводы: невыполнение обязательств, приведшее к ухудшению состояния здоровья заявленного лица и создавшее риск прогрессирования имеющегося заболевания. В приложении 5 акта экспертизы качества медицинской помощи (целевой) N Т-09/388 от 21.01.2014 года, указано о выявлении дефектов медицинской помощи/нарушения при оказании медицинской помощи 10.11.2013 г., 11.11.2013 г., 12.11.2013 г.: не выполнено электрокардиографическое исследование при наличии жалобы (отдышки).

17 декабря 2013 года Т.Т., обратилась с заявлением о проведении внутриведомственной экспертизы качества оказания медицинской помощи к главному врачу ГБУЗ СО "Кинельская ЦБГиР" П.С.

13.01.2014 года ею был получен ответ, из которого следует, что 12.11.2013 г. в 11 часов 50 минут начаты реанимационные мероприятия в составе врачей: Ч. врача-кардиолога Щ., зав. терапевтическим отделением Г., зав. анестезиологией и реанимацией А. Была проведена сердечно-легочная реанимация в полном объеме. В 12 часов 15 минут констатирована смерть.

Однако, сама Т.Т. не усмотрела никаких внешних признаков оказания реанимационных действий ее мужу в терапевтическом отделении.

29 января 2014 года прокуратурой Самарской области осуществлена прокурорская проверка по оказанию качества медицинской помощи.

Кинельским межрайонным отделом следственного управления следственного комитета РФ по Самарской области 07 февраля 2014 года организована проверка по факту оказания некачественной медицинской помощи Т. 15 октября 2014 года Кинельским межрайонным отделом следственного управления следственного комитета РФ по Самарской области материалы проверки по факту оказания некачественной медицинской помощи Т. переданы по подследственности в МО МВД России "Кинельский".

30 октября 2014 года участковым уполномоченным межмуниципального отдела МВД России "Кинельский" старшим лейтенантом полиции Ж. вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по факту оказания некачественной медицинской помощи Т.

Истцы считают, что работники медицинского учреждения ГБУЗ СО "Кинельская ЦБГиР" 12 ноября 2013 года оказали некачественную медицинскую услугу при поступлении экстренного (тяжелого) больного Т. в связи с халатным отношением врачей (медицинских работников) к своим обязанностям, Т. причинен вред жизни (смерть), а им как родственникам моральный вред из-за перенесенных физических и нравственных страданий, связанных с переживаниями в связи с утратой родственника.

Истцы просили суд взыскать с ответчика компенсацию морального вреда в размере по 500 000 рублей в пользу каждого из истцов, а также понесенные расходы в связи с похоронами Т. в размере 40 000 рублей.

Судом постановлено решение об отказе в удовлетворении исковых требований.

Т.Т. и Г. (Т.) просят проверить законность постановленного решения, считая, что судом дана неверная оценка доказательствам, и неправильно применены нормы материального права.

Судебная коллегия, обсудив доводы апелляционной жалобы, проверив материалы дела, выслушав объяснения сторон, заключение прокурора, не находит оснований к отмене правильного судебного решения.

В соответствии со статьей 151 ГК РФ суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом,.

Судом установлено, что 12 ноября 2013 года в приемном покое терапевтического отделения ГБУЗ "Кинельская ЦБГиР" умер Т. ДД.ММ.ГГГГ рождения, который приходился мужем Т.Т. и отцом Г.Т.

Факт смерти Т. подтверждается свидетельством о смерти от 19.11.2013 года N

Согласно акту судебно-медицинского исследования N 10-07 К 439 смерть Т. последовала от <данные изъяты>, которая развилась на фоне и вследствие <данные изъяты>. Диагноз судебно - медицинской экспертизы: <данные изъяты>

Однако, несмотря на это, истцы считают, что смерть Т. наступила в результате оказания ему некачественных и ненадлежащих медицинских услуг медперсоналом ответчика ГБУЗ СО "Кинельская центральная больница города и района" Самарской области, чем им - родственникам умершего причинен моральный вред вследствие перенесенных ими физических и нравственных страданий, связанных с переживаниями в связи с утратой близкого родственника.

Органы государственной власти и органы местного самоуправления, должностные лица организаций несут в соответствии со 98 Федерального Закона от 21.11.2011 N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" ответственность за обеспечение реализации гарантий и соблюдение прав и свобод в сфере охраны здоровья, установленных законодательством Российской Федерации.

Медицинские организации, медицинские работники и фармацевтические работники несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации за нарушение прав в сфере охраны здоровья, причинение вреда жизни и (или) здоровью при оказании гражданам медицинской помощи.

При этом, вред, причиненный жизни и (или) здоровью граждан при оказании им медицинской помощи, возмещается медицинскими организациями в объеме и порядке, установленных законодательством Российской Федерации.

Возмещение вреда, причиненного жизни и (или) здоровью граждан, не освобождает медицинских работников и фармацевтических работников от привлечения их к ответственности в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Из разъяснений, содержащихся в п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 г. N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда", следует, что под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина. Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, раскрытием семейной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др.

Судом в ходе рассмотрения дела назначена судебно-медицинская комиссионная экспертиза, проведение которой поручено экспертам ГБУЗ "Самарское областное бюро судебно-медицинской экспертизы" г. Самары, для установления причины смерти Т., а также объема оказанной ему медицинской помощи, правильности лечения.

Экспертная комиссия изложила выводы в заключении N 05-7-29 "П" от 14.12.2017 года, к которым пришла на основании исследования представленных данных, анализа, изложенного в "Аналитико-синтезирующей части":

- В ходе экспертного исследования у Т. установлены следующие хронические заболевания: <данные изъяты>

- Основной причиной смерти Т. явилось хроническое инфекционное заболевание: <данные изъяты>. Непосредственной причиной смерти Т. явилась <данные изъяты> (обоснование п. п. 3, 4, 5 "Аналитико-синтезирующей части").

- При производстве настоящей экспертизы установлены следующие дефекты медицинской помощи Т. допущенные на этапе скорой медицинской помощи: В период 09.11.2013 г. с 11:20 до 12:00:

- недостаточная полнота обследования (не проведена пульсоксиметрия);

- недостаточная полнота установленного диагноза (нет указаний на <данные изъяты> <данные изъяты>).

Оценить полноту проведенного лечения и правильность выбора тактики дальнейшего лечения по имеющимся данным не представляется возможным (подробнее п. 6 "Аналитико-синтезирующей части").

В период 10.11.2013 г. с 11:20 до 11:

- недостаточная полнота обследования (не проведены пульсоксиметрия, ЭКГ),

- установление неполного диагноза: не отражены <данные изъяты>, наличие и тяжесть <данные изъяты>;

- недооценка общего состояния больного: при вынужденном положении, обусловленном дыхательной недостаточностью, состояние оценивается как удовлетворительное;

- выбор неверной тактики лечения: не предложена и не проведена показанная в данном случае госпитализация.

Подробнее п. 7 "Аналитико-синтезирующей части".

В период 12.11.2013 г. с 06:22 до 07:03:

- неверная оценка состояния пациента (общее состояние, положение, наличие <данные изъяты> и др. клинические данные противоречат фактическому состоянию пациента на это время),

- выбор неверной тактики лечения: не предложена и не проведена показанная в данном случае госпитализация.

Подробнее п. 8 "Аналитико-синтезирующей части".

В период 12.11.2013 г. с 10:35 до 11:40

- недостаточная полнота обследования (не проведены пульсоксиметрия, ЭКГ),

- выбор неверной тактики (требовалась госпитализация в специализированный <данные изъяты> стационар для начала интенсивной терапии).

Подробнее п. 9 "Аналитико-синтезирующей части".

В связи с отсутствием в представленных медицинских документах сведений об оказании медицинской помощи на этапе участкового врача поликлиники и об оказании неотложной амбулаторной медицинской помощи в ГБУЗ СО "Кинельская ЦБГиР" - 11.11.2013 г. оценить качество оказания медицинской помощи на данных этапах не представилось возможным.

Дать всестороннюю оценку медицинской помощи Т. в ГБУЗ СО "Кинельская ЦБГиР" 12.11.2013 г. на основании представленных материалов не представляется возможным. При этом установлен дефект, выразившийся в недостаточной продолжительности реанимационных мероприятий (подробнее п. 10 "Аналитико-синтезирующей части).

- Смерть Т. состоит в прямой причинно-следственной связи с имевшимся у него тяжелым инфекционным заболеванием (<данные изъяты>), указанным в п. 1 Выводов.

Ни один из дефектов медицинской помощи, установленных в ходе производства настоящего экспертного исследования, в прямой либо косвенной причинно-следственной связи с наступлением его смерти не состоит.

Наиболее значимое влияние на наступивший неблагоприятный исход, помимо самого заболевания Т., в данном случае оказали широкая лекарственная устойчивость <данные изъяты>, имевшая тенденцию к прогрессированию, а также уклонение Т. от предлагаемого, в том числе стационарного лечения.

В то же время в отсутствие дефектов, допущенных на этапах скорой медицинской помощи, наступление смерти Т. могло быть отсрочено, но не предотвращено. Следовательно, между более ранним наступлением смерти Т. (а не самим наступлением смерти) и данными дефектами имеется причинно-следственная связь с точки зрения "теории условий".

Судебная коллегия считает, что суд первой инстанции, оценив в совокупности собранные доказательства, в том числе выводы экспертов, не установивших причинно-следственную связь между действиями медперсонала ГБУЗ СО "Кинельская центральная больница города и района" Самарской области и смертью Т. пришел к обоснованному выводу об отсутствии вины ответчика в смерти супруга истицы Т.Т. и отца истицы Г.Т.

Кроме того, суд установил, что в апреле 2013 года Т. была предложена госпитализация, от которой он отказался. С мая 2013 года по 18.09.2013 года на прием к фтизиатру не являлся. 19.09.2013 года Т. явился на прием с жалобами на ухудшение состояния, после чего ему была предложена госпитализация в ГБУЗ СОПТД на 25.09.2013 года, но больной не явился. Поведение Т.Г. свидетельствует о том, что он уклонялся от надлежащего лечения, что и оказало наиболее значимое влияние на наступивший неблагоприятный исход помимо самого заболевания и широкой лекарственной устойчивости <данные изъяты>, имевшей тенденцию к прогрессированию. Причин, препятствующих госпитализации, стороной истца представлено не было.

Ссылка представителя истцов на выводы экспертного заключения о том, что имеются дефекты оказания медицинской помощи Т. обоснованно не принята во внимание в силу того, что эксперты пришли к выводу, что ни один из дефектов медицинской помощи, установленных в ходе производства экспертного исследования, в прямой либо косвенной причинно-следственной связи с наступлением его смерти не состоит.

Основания освобождения от ответственности за вред, причиненный вследствие недостатков товара, работы или услуги, предусмотрены ст. 1098 ГК РФ.

Так, исполнитель работы или услуги освобождается от ответственности в случае, если докажет, что вред возник вследствие непреодолимой силы (чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств) или нарушения потребителем установленных правил пользования результатами услуги (например, несоблюдение пациентом предписанного режима, лечения).

Отсутствие вины является основанием для освобождения медицинской организации от гражданско-правовой ответственности. Понятие невиновности связывается с принятием медицинской организацией всех необходимых мер для надлежащего исполнения обязательства при той степени заботливости и осмотрительности, какая от нее требовалась по характеру оказываемых услуг.

Поскольку судом не установлено ненадлежащего оказания медицинской помощи Т. не установлено вины ответчика в наступлении смерти Т., то отсутствуют основания для возложения на лечебное учреждение обязанности по выплате денежной компенсации морального вреда. Поэтому суд обоснованно отказал в удовлетворении исковых требований.

Доводы апелляционной жалобы сводятся к несогласию с оценкой доказательств суда первой инстанции. Однако, судебная коллегия считает, что суд дал правильную оценку доказательствам в их совокупности. Апелляционная жалоба не содержит ссылку на доказательства, опровергающие выводы суда первой инстанции.

Ссылка на постановление следственных органов от 12.12.2017 г. о возбуждении уголовного дела по признакам преступления по п. "в" ч. 2 статьи 238 УК РФ в связи с оказанием медицинских услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни потребителя, повлекшее по неосторожности смерть Т., не может служить основанием к отмене судебного решения, и удовлетворения исковых требований, поскольку данным постановлением не установлен сам факт оказания некачественных медицинских услуг, повлекших смерть Т., равно как не установлена вина медицинских работников в причинении смерти Т.

Принимая во внимание изложенное, судебная коллегия не находит оснований к отмене законного и обоснованного решения, а доводы жалобы не может принять во внимание в соответствии с изложенным выше.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Кинельского районного суда Самарской области от 17 января 2018 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу Т.Т., Г. (Т.) оставить без удовлетворения.